Меню Закрыть

Полищук Александр Валентинович

Генеральный директор ЗАО «Новосибстройсервис»
Генеральный директор ЗАО «Компания Энергострой»
кандидат социологических наук, степени MBA, SCPM IPMA
Выпускник факультета АиВТ ГАНГ имени И.М. Губкина 1997 г.
Год вступления – 2006
Из книги «Выпускники об Alma mater»,
Вып. 3, с. 197 –209, 2010г.

ПОЛИЩУК Александр Валентинович
Генеральный директор ЗАО «Новосибстройсервис»
Генеральный директор ЗАО «Компания Энергострой»
выпускник МИНХ и ГП им. И.М. Губкина 1980 года

Родился 1 сентября 1972 года в Одесской области.
В возрасте 6 лет с родителями  переехал в город Нижневартовск Тюменской области.
В 1987 году поступил в Нижневартовский нефтяной техникум.
Трудовой путь начал в 1991 году в  НГДУ «Самотлорнефть» слесарем 4-го разряда.
В 1992 году после окончания техникума с красным дипломом поступил в ГАНГ им. И.М. Губкина на специальность «Автоматизация  технологических  процессов и производств».

В 2001 году закончил аспирантуру РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина.
С 1999 по 2005 год работал в Московской нефтяной компании помощником Президента компании,  начальником отделов, директором управления Московской топливной компании.

С 2005 работает в инвестиционно-строительных компаниях: заместителем директора, генеральным директором.
Кандидат социологических наук, имеет квалификационные степени МВА и SCPM IPMA, является членом Российской ассоциации управления проектами СОВНЕТ, читает  авторский курс «Введение в менеджмент проектов» в Московской финансово-юридической академии.
Награжден Золотым дипломом за  большой вклад в стабильность, сбалансированность и безопасность топливного рынка московского региона.
Женат, воспитывает двух сыновей.

  1. Как получилось, что Вы стали учиться в РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина?

С одной стороны получилось традиционно, а с другой, совершенно неожиданно.
К определенному  этапу развития, когда молодой человек на вопрос: «Кем ты хочешь стать?» перестает  отвечать – космонавтом, а уже имеет жизненные планы,  я  поступил в Нижневартовский нефтяной техникум. Учился с фанатизмом, именно так, с фанатизмом, закончил со средним балом 5,0. И, принимай страна теоретика! Пошел работать слесарем КИПиА 4-го разряда в НГДУ «Самотлорнефть».
С тех  самых пор слова вахта, куст, насос,  вызывают у меня только одну ассоциацию – Самотлор!
Вот и традиционность, техникум,  работа на месторождении, ВУЗ.

А неожиданность заключается в том, что к моменту подачи заявления в ГАНГ им. И.М. Губкина, я уже сдал документы и фигурировал в списках  абитуриентов, потенциальных к зачислению в  совсем другом ВУЗе.

И мне, тогда еще молодому человеку, да и еще с  синицей в руках,  сложно было решиться ехать за своим журавлем в небе. Но уж очень гремел в Сибири этот журавль и казался таким не досягаемым. Москва! Головной ВУЗ нефтегазовой промышленности!

2. Стали бы Вы вновь поступать в губкинский университет, если бы можно было прожить жизнь еще раз? Если “да”, то почему?

Если начинать все с начала? Поступать совершенно четко стал бы в Губкинский институт. Я считаю, что мне, и  ребятам,  с которыми мне посчастливилось учиться, очень повезло  с подножкой последних  уходящих  вагонов. Мы успевали  впрыгивать в эти колоритные, интересные, увлекающие с головой вагоны Абитуриент; Студент; Общежитие; Общественная работа; Товарищество. И во всех этих вагонах царил дух нефтяников и газовиков, причем по нарастающей!

Наверное, я не прав, но мне кажется, что сейчас нет тех самых абитуриентов с литровой кружкой в руках на все случаи жизни,  действительно  до одури готовящихся к вступительным экзаменам, до окунания очумевшей головы в холодную воду. Помогало!
Нашему студенческому поколению удалось ещё застать коллективные обеды и ужины на кухне общежития, да еще, каким  коллективом, человек 15-20, да под гитару. А дискотека на этаже  в лифтовом холле на Бутлерова 3 –  самый душевный танцевальный  клуб.

Общественная работа, действительно была общественной, мне, посчастливилось работать и в художественной самодеятельности и  в профсоюзном комитете студентов.
Я достаточно часто и с удовольствием встречаюсь с нынешними студентами,  профсоюзными лидерами,   с представителями художественной самодеятельности  и пусть они на меня не обижаются, но у нас значительно больше было переживания. Именно переживания за дело, не за себя,  за дело.

А какая у нас была художественная самодеятельность! Ключевое слово – самодеятельность.  Тот самый 1995 год, когда зародилась очередная (жаль не такая мощная как в 60-е) волна КВН в нефтяном институте.  Ведь не было ничего, ни сборной ГАНГ, ни  команд в Москве (только РЭА и МИХМ), ни фестивалей, только далекая высшая лига по TV.
И, удивительная вещь,  КВН потянул за собой, способствовал появлению танцевальных коллективов (Фрактал, Геликоптер),  спровоцировал выход из подполья бардов, исполнителей популярных песен, тесно сотрудничал с коллективами аэробики. Это был такой микромир, в котором мы, студенты-губкинцы,  с упоением жили, и действительно гордились победами под флагом Губкинского института.

И уже после окончания института, на производстве когда встречаешь знакомых выпускников или вдруг  узнаешь, что коллега по работе то же выпускник губкинского, испытываешь теплые чувства, может эти чувства накатывают  от воспоминаний, а может от объединяющего «духа керосинки».  Сложно объяснить, что это за дух, мне представляется, что это дух человеческой порядочности, преданности  и профессионализма.

Так, что ответ здесь да, если все заново, то  только Губкинский.

3. Вспомните один из ярких эпизодов Вашей студенческой жизни.

Знаете, на описание таких эпизодов уйдет значительная часть времени. Я лучше приведу вам некое обобщение  таких  ярких эпизодов.
Однажды, на последнем курсе,  мне позвонил друг, то же студент нашего института, и рассказал, что находится на деловой встрече в одном из посольств. Там была развернута выставка, что – то в духе «Современная молодежь Москвы». На одной из фотографий, был изображен я, с плакатом в руках: «Студент, грызи гранит науки. Больше есть нечего», и  на этом фото я укрепился   на плечах моего друга.  Видимо, какой то корреспондент сделал фото на митинге у Белого дома.  Вот так мы с друзьями и организовывали себе яркие эпизоды, мы были активные, смелые, веселые,  принципиальные.

Ну и конечно, яркие эпизоды, связанные с КВН это отдельная история. В 1995 году, после факультетских игр мы сформировали сборную ГАНГ. Нужно было выходить в свет. Это сейчас в Москве целый ряд лиг, фестивалей, кубков. А тогда, команд то было 2-3. Плехановская академия играла в Высшей лиге и готовила на смену себе сборную КВН МИХМ.
Вот с ними мы и договорились встретиться на сцене. У каждой команды был свой стратегический интерес. Нам, амбициозным, нужен был сильный соперник вне стен ВУЗА, им нужно было показать свою состоятельность и готовность к  Высшей лиге  перед спонсорами и администрацией лиги.

Готовились мы к игре, наверное, более подходящее слово ожесточенно. Тексты, костюмы, реквизит, консультанты, споры, переписанные многократно сценарии, репетиции до ночи. По другому нельзя было, за нами стоял нефтяной институт, победы КВН нефтяного 60-х годов.

Сошлись мы на сцене губкинского института при полнейшем аншлаге,  зал ДК трещал, переполненные проходы, плакаты, свист, крики, помпезное жюри, администрация института, валерьянка в гримерках, сильный мандраж.

МИХМ первые ряды зала занял своими спонсорами и ведущими игроками КВН Высшей лиги, перед которыми должен был нас раскатать, показывая свой уровень.
Не буду  описывать игру, она была сложная и нос к носу по балам. Мы победили. Не просто победили. Все призы, которые спонсоры принесли для МИХМ,  по итогам игры были подарены сборной  КВН ГАНГ как сильнейшей, а главный приз лучшему актеру, был вручен Вадиму Лавренко, студенту нефтяного института.
Вот это тот самый яркий момент, когда колоссальным трудом и самоотдачей,  под флагом нефтяного института зубами была  вырвана, я уверен, самая ценная победа сборной ГАНГ, первая масштабная победа, с неё и началось наше шествие.

4. Участвовали Вы в студенческой самодеятельности, занимались ли общественной работой, спортом? Если “да”, расскажите чуть подробнее.

На первом курсе стал заместителем председателя профкома студентов, на пятом был избран председателем. Работал в Бюро Московского профсоюза работников науки и образования, затем Российского профсоюза.

Это сейчас студенческие профсоюзные лидеры  забыли, что главной  целью  профсоюзов является защита законных прав и интересов своих членов. А мы действительно этим занимались, и Белый дом пикетировали,  требуя увеличения стипендии,   и под флагом профсоюза  колонной по Москве ходили,  требовали защиты науки и образования. И с ректором встречались всем коллективом профкома и студсовета,  обсуждая наиболее важные для студенчества, нашего нефтяного института студенчества вопросы. И спорили и, бывали, не поняты и повторно встречались и находили решения, это была действительно «переживательная» работа, до ночи в профкоме, до хрипоты в ДК, до коллективного ужина в общежитии, до 4-х часовых встреч у ректора.

Ну и конечно не забываемые, волнительные  воспоминания, это КВН. Первые факультетские игры,  первая  сборная, первый капитан Александр Дудоров, первая победа над МИХМ, первый фестиваль в Сочи, первая официальная лига АМиК в Воронеже, а сколько было встреч, баталий, споров, сколько было создано нового.
Поскольку я плотно занимался художественной самодеятельностью, соответственно был административным руководителем ряда коллективов. Благодаря поддержке администрации института и ДК мы много гастролировали,  выступали  в Москве и на различных фестивалях в городах России, коллективы неоднократно показывали и  по центральным телевизионным каналам.

Ну и конечно одна из запоминающихся  для меня должностей, это директор сборной КВН ГАНГ, затем мне посчастливилось быть одним из организаторов и директором московского фестиваля КВН ВУЗов г. Москвы.

5. Приобрели ли Вы, учась в институте, друзей на всю жизнь? Общаетесь и встречаетесь ли Вы с однокашниками, как часто?

Относительно друзей, здесь, наверное, та самая последняя подножка уходящего вагона, по сути студенческих взаимоотношений. Нашу компанию знали все, и  студенты, и коменданты, и администрация студгородка.

Так получилось,  что на нашем потоке училось значительное количество студентов из регионов, вот мы и жили по настоящему большой семьей. Парни готовили, организовывали различные мероприятия, походы, девушки следили за нашей успеваемостью, все дни рождения мы обязательно отмечали вместе. Представляете стол на 25-30 человек накрытый на кухне общежития, да какой стол, Банкет!

Отмечая пять лет со дня выпуска, мы организовали, в том числе, посещение студгородка, нашего Бутлерова 3.  И, уже состоявшиеся в профессии люди,  ходили и  трогали руками стены наших  родных комнат, коридоров и, глаза блестели, слезинки.

Нам очень повезло, практически тем же составом мы продолжаем встречаться и сейчас, так же отмечаем дни рождения, праздники, помогаем друг другу.
Теперь  уже встречаются и наши дети, отмечают дни рождения, некоторые, вместе ходят в одну школу, надеюсь, вместе будут ходить и в один Институт – Губкинский.

 6. Состоялось ли Ваше знакомство с супругой (супругом) в губкинском университете?

Мое знакомство с супругой состоялось 2 сентября 1992 года, это при том, что 1 сентября 1992 года я, как и все студенты-первокурсники, после вводной лекции знакомился  с ВУЗом, а вот на следующий день, сразу взялся за дело. Познакомился с супругой, тогда то же первокурсницей, да и еще с моего факультета, да еще и лекции поточные в одной аудитории, в общем, заканчивала институт Людмила, уже с моей фамилией и сейчас мы  растим двух сыновей.

Супруга –  патриот профессии, с 1997 года работает в системе Газпрома в одной и той же организации, да еще и по специальности.

 7. Каких преподавателей Вы запомнили больше всего? Ваши любимые и нелюбимые предметы.

Относительно преподавателей, мне кажется,  совершено не возможно не запомнить Т.С. Соболеву, С.Г. Серебрякова, по первому, самому «боязненому»   курсу.
По специальности, я не просто запомнил, я низко кланяюсь Л.Д. Лозинскому,  Ю.Б. Гершкович, Е.Б. Андрееву, В.А. Шевцову и не только за знания, которые они нам, иногда против нашей воли, таки дали, но и за человеческие качества,  доброту, заботу, наставничество. До сих пор помню вопрос Юлии Борисовны на защите диплома, относительно порядка системы с интегральным регулятором.

А найдите среди студентов и выпускников хотя бы одного, который не знает и не помнит Елену Николаевну Палий! Однажды, Елена Николаевна,  непосредственно   на поточной лекции похвалила меня за элегантный внешний вид. Представляете, студента с Самотлора,  как такое забудешь!?

Как забудешь Алексея Сергеевича Лопатина, тогда, в том числе, и директора ДК, при встрече глаза которого говорили: «Ну, что Полищук ты еще придумал на мою голову!», но ни когда и ни разу не отказавшего в поддержке даже самых смелых идей. Как он нас терпел, удивляюсь!

Я с глубоким уважением отношусь к Н.И. Бухаровой, В.Е. Попадько, разве возможно не помнить материнскую улыбку и заботу Надежды Ивановны и прекрасное чувство юмора Владимира Ефимовича, они относились к нам как к взрослым людям, и было просто стыдно их подвести  по любому вопросу. Сейчас, бывая в Университете, с огромным удовольствием и уважением захожу поздороваться к любимому декану и его первому заместителю.

Но почему только преподавателей, разве студенты АиВТ могут забыть Веру Дмитриевну Кривову, или КВНщики Наталью Дмитриевну Трифонову, или кто-нибудь может забыть Габриеля Кочофу, или профсоюзный актив Калтунова Евгения Ивановича или спасителя студенческих душ, руководителя санатория-профилактория Сильнову Ирину Юрьевну,  Владимира Николаевича Филатова, который своим приходом принес спокойствие всем студентам студгородка, а Марину Николаевну Филатову покровителя и заботливого наставника всего студенчества. Это и есть мои преподаватели,  я всех их помню и благодарю, при встрече  с уважением  крепко жму руку.

Относительно любимых предметов, очень сложно было учиться на первом курсе, высокий  уровень требований,  новая система преподавания,  интенсивность подачи материала, все это держало  в тонусе, ну и страх не справиться, не оправдать надежды родителей.  Это присутствовало весь первый семестр.

Помню, мой хороший товарищ только попыток подступиться к зачету у Серебрякова С.Г. сделал -17, наверное,  до сих пор все задачи  на зубок  помнит.
А, когда пришли предметы по специальности, я получал удовольствие, все таки техникум и работа на промысле, понимание вопросов по сути, сказались.
Помню, как за две недели до защиты диплома, убедил руководителя диплома  В.А. Шевцова  разрешить  мне замену ряда средств автоматизации и с удовольствием от руки перечертил все технологические схемы.

 8. Бываете ли Вы сейчас в университете, следите ли за его развитием, связана ли Ваша деятельность с деятельностью университета, как?

Я часто упоминаю о везении и счастливых случаях, вот и здесь мне посчастливилось в очередной раз,  уже после окончания Университета. Виктор Соломонович Шейнбаум и Сергей Евгеньевич Виряскин пригласили меня в Фонд выпускников-губкинцев. Сейчас будучи директором и членом правления Фонда, имею огромное удовольствие  быть причастным к делам моей любимой Alma – mater.

9. Как Вы в целом оцениваете то, что дала Вам Alma mater с точки зрения Вашей деловой карьеры, творческого роста?

А разве возможно оценить такие категории? Количественно? Качественно? Как? Мне моя  Alma – mater дала все, что у меня сейчас есть. Моих друзей, мою семью, радость моим родителям, мою работу,  моих старших товарищей, мое мировоззрение.
Я,  уже будучи далеко не студентом,   продолжаю осмысливать слова Альберта Ильича Владимирова, обращенные к нам, очень разным тогда студентам, с региональных и столичных городов, из рабочих и интеллигентных семей, что мы должны быть, прежде всего –  достойным гражданином своей страны.
В это понятие все отрицательное априори не входит, а положительным,  разве возможно когда либо наполнить до краев? Это ли не мотивация на всю жизнь к саморазвитию и самосовершенствованию, и как профессионала и как человека.
Наверное,  она  и помогла  мне защитить кандидатскую, закончить программу МВА, получить сертификацию SCPM IPMA, руководить рядом компаний, растить сыновей, да просто развиваться.
Альберт Ильич рекомендовал меня, тогда председателя профкома студентов, на работу помощником советника Мэра Москвы, президента Московской нефтяной компании Эрнеста Александровича Бакирова, с которым связана вся моя жизнь после студенчества и до настоящих дней.
Разве такое возможно оценить? Только благодарить!

 10. Учились (учатся) ли в губкинском университете члены Вашей семьи (дети, родители, братья, сестры и т.д.)? Если “да”, на каких специальностях, факультетах?

В губкинском университете учится мой племянник и что особенно для меня значимо, учится на факультете АиВТ.  Очень надеюсь, что он добьется больших профессиональных успехов, в одном вопросе он меня уже опередил, я в 6 лет приехал на Самотлор, а он родился на Самотлоре.

Надеюсь, и  мои сыновья станут студентами губкинского университета. Но для этого должно пройти немного времени, и это будет их выбор. Я свой сделал в 1992 году. Уверен только в одном, не пропитаться теми добрыми чувствами к Alma–mater, которые идут от меня, моих друзей и товарищей по Губкинскому Институту, они не могут.
Интересно будет посмотреть на губкинский институт спустя десяток лет, каким он будет в глазах тех абитуриентов. Помню,  на меня абитуриента он произвел очень мощное впечатление.

Сейчас институт очень изменился, во всем чувствуется высокий класс, здание, оборудованные  аудитории и кафедры, лаборатории, проводимые конференции, присутствие производства,  компаний лидеров отрасли.

Отмечая пятилетие выпуска нашей кафедры (АТ), Попадько В.Е. сделал нам экскурсию по лабораториям, показал технические средства, программные комплексы, работы, которые реализуют студенты. Было устойчивое  ощущение, как далеко шагнула кафедра с момента нашего выпуска, как все мощно и современно.
А в 2009 году, я как директор фонда, помогал организовать встречу выпускникам, которые отмечали уже 25-летие с момента выпуска нашей кафедры, и мы организовали экскурсию по главному корпусу университета и посещение музея.

Взрослые люди, слетевшиеся  с многих городов и  стран,  уже многое повидавшие, наперебой рассказывали о своих ощущениях от воспоминаний того родного нефтяного института и о сильном впечатлении от высококлассного современного  университета.

Да, что там 5 или 25 лет, каждую неделю, каждый месяц происходят качественные изменения, рост университета и это чувствуется во всем.
Чувствуется нами, выпускниками Alma–mater, а делается конкретными людьми, преданными своему университету и профессии, ведомыми Виктором Георгиевичем Мартыновым – ректором университета, и я искренне и от всей души желаю успеха в этом очень важном и сложном труде.